The Damned Souls

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Damned Souls » Партнерство » Omerta: beyond the pale.


Omerta: beyond the pale.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

все   счастливые   семьи   похожи   друг   на   друга, 
каждая несчастливая семья несчастлива по-своему
.
- - - - -

http://s3.uploads.ru/A5IcL.png
OMERTA: BEYOND THE PALE

0

2

OMERTA: BEYOND THE PALE.
http://funkyimg.com/i/E4Fq.png
За всю мою долгую жизнь, я пришёл к выводу, что мы навеки связаны с теми, кто с нами одной крови. И пусть мы не выбираем своих родных, связь с ними может стать великой силой.
Или глубочайшим разочарованием. ц

0

3

OMERTA: beyond the pale  - W A N T E D!

Gary Warrington | Гэри Уоррингтон - [Action #2.2 "There is no turning back"]

описание;

http://funkyimg.com/u2/4525/439/754760gary.png
Гэри Уоррингтон | Gary Warrington
52 у.о., portrayed by Tim DeKay, новообращенный вампир *, мэр Ньюпорта. Официально Глава Совета Основателей, однако передал все свои полномочия племяннику Стэнли Уоррингтону.
- - - - - - - -

Если фамилия обязывает, то фамилия Уоррингтон обязывает вдвойне. Его предки были одними из тех, кто заложили первые камни в фундамент нынешней панорамы Ньюпорта, а Гэри – тот, кому досталась честь и ответственность стоять во главе города в нынешнее нелегкое время. Он уже давно управляет этим городом, слишком давно, чтобы оставаться таким же наивным, как и в свои первые годы, когда семнадцать лет назад Гэри избрали мэром его родного края в штате Род-Айленд. Ньюпорт был тихим, маленьким и очень спокойным портовым городком, в котором каждый человек прекрасно знал своего соседа и с необычайным подозрением относился к каждому новому лицу. На самом деле это можно было бы даже назвать прекрасным, ведь здесь просто невозможно почувствовать себя одиноким… было лишь одно «но». И это самое «но» Совет Основателей и должен был держать под контролем, следуя традиции своих предков и силами вышеупомянутой антивампирской организации защищая свои семьи от этого зла.
Стоит ли говорить о том, что Гэри не считает случайной ту аварию десятилетней давности, в которой пострадала значительная часть семей основателей и участников совета? Другое дело, что Господин мэр не распространялся о своих подозрениях, оставив это на своей совести. Погибшие шериф Гилмор с супругой, старший Корвин, что впал в глубокую кому от полученных травм – Совет по факту был развален, а Гэри не предпринимал попыток по его реабилитации, оставив роль палача неумолимому течению времени. Прошло слишком много лет, прежде чем о возрождении Совета Основателей заговорили вновь. И сделал это именно тот, от кого Гэри меньше всего ожидал подобной инициативы.
Стэнли – единственный представитель нового поколения рода Уоррингтонов, ведь у мэра и его супруги, Элеонор, никогда не было своих детей. Долгие годы они безуспешно пытались обзавестись собственным потомством, отдавая всю свою нерастраченную любовь именно Стэну, которого воспитывали, как родного, с шестилетнего возраста, когда в автомобильной аварии погиб родной брат Гэри. Они давали Стэнли все, пытаясь компенсировать утрату родителей в столь юном возрасте, однако, похоже, чуть переусердствовали, не соизмерили пропорций, а позже требовали от него слишком многого, руководствуясь поддержанием доброго имени. «Уоррингтоны не плодят ублюдков» - именно эту бескомпромиссную фразу услышал от своего дяди двадцатитрехлетний Стэнли, когда Грейс Салливан заявила ему о своей беременности. Гэри давил на племянника в вопросе женитьбы на Грейс, ведь подобная история могла весьма отрицательно сказаться на его авторитете в частности и уважении к их фамилии в общем. Ведь Гэри из той категории людей, которые вечно оборачиваются на общественное мнение, его ещё с детства учили: заставь толпу уважать себя и ты получишь в руки неимоверную силу. Он уже давно перестал бояться внимания со стороны людей, давно научился играть на публику, которая всегда оценивала и выискивала слабые места. Он уже давно научился быть своим, пусть все с теми же принципами и правилами, которые многим не нравились и стояли костью посреди горла, но с Уоррингтоном считались, его уважали, пусть хотя бы за эти глупые принципы, которые были нужны лишь ему одному. Верные пропорции силы, уважения и власти – вот те постулаты, на которых держится все существование мэра Уоррингтона.
Благо, что в свое время история с Грейс разрешилась благополучно, когда обнаружилась, что девушка пыталась банальным шантажом фальшивой беременностью заставить Стэна жениться на ней, однако племянник быстро сделал ноги из родного города, на прощание помахав ручкой дяде с тетей. Стэн пропал на семь лет, не удосуживаясь ставить семью в известность о своем местонахождении или положении дел, пока несколько месяцев назад не вернулся в Ньюпорт с четким намерением возродить Совет Основателей. Радости Элеонор не было предела, а Стэн (не без содействия Гэри) сразу получил пост главного редактора газеты «Newport Today», которая издавна принадлежала семейству Уоррингтонов. Заручившись поддержкой дяди-мэра, Стэнли удалось уговорить на эту авантюру остальных членов семей основателей, только… только Гэри все равно остается внимательным сторонним наблюдателем, хоть и не вмешивается в дела племянника. Просто в его манере оставлять свои подозрения при себе, пока у него не найдется стоящих аргументов и доказательств, которыми он сможет оперировать. Но эта история – определенно не так прозрачна, как кажется на первый взгляд и Гэри непременно выяснит все скрытые мотивы.
* - после регистрации за подробностями обращаться в ЛС администрации. Обращен Арией Гамильтон.

Hareton Gilmore | Гэртон Гилмор - [Action #2.2 "There is no turning back"]

описание;

http://funkyimg.com/u2/3009/772/791371hareton.png
Hareton Gilmore | Гэртон Гилмор
30 у.о., portrayed by Matthew Fox, человек, шериф полиции и член совета  (со "скрипом" вошел в возрожденный Совет Основателей, долгое время отказываясь отказывается принимать в этом участие и возглавить Совет, как глава одной из четырех семей основателей Ньюпорта);
- - - - - - - -
Гэртон весь в отца. Сдержанный, строгий, принципиальный, чтит закон и считает своим долгом блюсти порядок в Ньюпорте. Он пошел по стопам отца, успешно продолжая его дело. Гэртон – самый молодой шериф за всю историю города, и этим фактом он сам очень гордится.
Он не терпит ошибок, зачастую бывает излишне скрупулёзным и педантичным, предъявляя завышенные требования к своим сотрудникам, отчего немногие задерживаются в рядах его помощников. Гэр привык доводить любое дело до идеала, вследствие чего его нервы уже порядком расшатались. Он всегда стремится к лучшему, к совершенству, не привык бросать дело на полпути и частенько завышает для себя планку, вследствие чего частенько занимается самобичеванием, когда терпит неудачи. Он непреклонен, никому не делает поблажек, считает, что перед законом все равны и именно этот факт не позволяет ему закрыть глаза на проделки юной Софи Корвин и не отвезти её в участок, огорчив старого друга семьи – Холли, новостью об аресте ее непослушной младшей сестры.
Десять лет назад Гэртон, поддавшись на уговоры своего младшего брата Дерека и его тогдашней подружки Холли, взял их с собой на вечеринку, откуда троицу позорно забрали родители и после чего они попали в ту злосчастную аварию. Они с братом тогда потеряли мать и отца, оставшись совсем одни. Это были тяжелые времена. Если финансовый вопрос им помогли решить сбережения родителей и материальная помощь родственников, то в отношениях между Гэром и Дереком все было не столь гладко. Старший Гилмор не верил словам брата про всякую сверхъестественную чепуху, что родители погибли не случайно, а их убили вампиры. Принудительные походы к психологу не давали никаких результатов, единственное, чего хотел Дерек – поскорее уехать из Ньюпорта. Гэртон поставил брату ультиматум, в надежде, что тот одумается, – он должен был окончить школу, получить образование и тогда он отпустит брата на все четыре стороны. Дерек выполнил условие и сразу после выпускного собрал вещи. Гэртон остался один, продолжив работать в полиции, куда устроился с помощью старых связей отца; по началу на юного паренька смотрели косо, но Гилмор быстро завоевал уважение коллег.
Четыре года назад он женился на дочери шерифа, назначенного на эту должность сразу после гибели отца, а полтора года назад, когда шериф ушел в отставку, Гилмор занял его кресло.
Он любит Бриттани, хоть порой она бывает невыносимой и устраивает ему сцены, обвиняя, что он слишком много времени уделяет работе, а не любимой супруге. Гэртон до сих пор просыпается ночью от кошмаров о той ночи, об аварии, страшных шрамах на теле, но рядом всегда есть Бри, в объятиях которой он ищет утешение. Они очень хотят завести детей, но в последнее время шерифу Гилмору совсем не до семьи: его голова болит из-за числа загадочных убийств, резко увеличивавшихся в городе за последнее время, и того выбора, перед которым он оказался. Вступление в Совет Основателей оказалось вовсе не тем предложением, от которого Гэрт не смог бы отказаться. Наоборот, Гилмор зарекся связываться со всей этой мистической чепухой, упрямо отказываясь верить в существование вампиров, игнорируя прямые доказательства и любые доводы.

Lucas Turner | Лукас Тернер - [Action #4.2 "You’ve had your turn; now it’s mine."]

описание;

http://funkyimg.com/u2/4525/440/499433fringe.png

Lucas Turner | Лукас Тернер
- - - - - -
Portrayed by Joshua Jackson.
Возраст: 198| 34 y.o.;
Клан: Лоранд (Ищейка клана, правая рука Бланш Дюволл);
Обращен(а): неизвестно;

Обычно каждый представитель кровососущей братии представляет собой воплощение определенной эпохи, символизирует ‘свое’, давно ушедшее в небытие время, однако в случае Лукаса Тернера все закономерности приказывают долго жить и уступают место лаконичной неопределенности. Кто он, что он, откуда взялся, кем был, чем горела и что ненавидела его душа – никто не знает ответов на эти вопросы; просто в один прекрасный день мужчина нарисовался на пороге кабинета Лоранда, в наглую потребовав его аудиенции. Нет, у Тернера не отшибло память, он, боже упаси, не страдает амнезией, он в принципе ничего и никогда не забывает, отличаясь поразительной злопамятностью, холодным умом и умением подмечать мельчайшие детали, но тоже не надо ждать от него откровенных исповедей. Он даже перед священником никогда не исповедовался, возможно, потому что никогда не мог уверовать в Бога.
Также весьма вероятно, что инициалы «Лукас Тернер» даже не являются его настоящим именем, данным при рождении, а лишь рандомно выбранным псевдонимом, как весьма проницательно заметил Лоранд при их первой, немного сумбурной встрече. Корвинус в принципе всегда видел его насквозь, хотя тет-а-тет встречались они не так часто, отчасти – благодаря заслугам самого Тернера, обычно предпочитающего держаться в тени вышестоящих эшафотов власти и прочей праздной кутерьмы. Ему не нужно славы, привилегий и громкого имени, он просто делает всю грязную работу, являясь правой рукой Бланш Дюволл. К слову, в свое время он претендовал на ее место в клане и Лоранд настоятельно просил Тернера подумать на счет его предложения, явственно акцентируя его внимание на рациональности подобных умозаключений и всю ту выгоду, что они могут ему принести. Категоричный отказ Лукаса отчасти сыграл не в его пользу, изрядно подпортив его отношения с Корвинусом, однако с момента появления Бланш в середине сороковых они и по сей день представляют собой довольно органичный тандем.
Сейчас именно на плечи Тернера легла нелегкая обязанность по воплощению в жизнь недавнего приказа о закрытии городских границ/места преступления/проклятого Ньюпорта – называйте, как хотите, но сути дела это не меняет, именно ему предстоит выслушивать и разбираться со всеми недовольными и протестующими против нового ЦУ.
Его мало волнуют дворцовые перевороты и он предан клану как никто другой; именно клану как таковому, а не просто Творцу, Бланш Дюволл или очередному самопровозглашенному главе клана Лоранда на этом проклятом престоле, передающим эфемерный жезл власти словно эстафетную палочку от одной неживой длани к другой. Тернер сам не претендует на титул главного и вряд ли поддержал бы Бланш в тех интригах, что она плетет. С него по горло хватит и той ответственности, что он несет на своих плечах, и той тайны, которую он тяжким бременем хранит, приглядывая за дочерью Дюволл и оберегая репутацию Лисбет* от обвинений в неверности, которые не столь беспочвенны, как хотелось бы.
* - подробнее см. в Action #3.2 "I’m pure at heart. It repels the dirt";

Mayella [May] Solberg | Мэйелла [Мэй] Сольберг - [Action #6.2 "See you at the bitter end"]

описание;

http://s7.uploads.ru/29qdz.png
Mayella [May] Solberg | Мэйелла [Мэй] Сольберг
возраст: 24 | 712; клан: Лоранда; обращена: Лорандом Корвинусом
portrayed by Elizabeth Olsen

У нее всегда было благородное сердце; не только по праву рождения и голубой крови в жилах, но и в душе. Старшая дочь барона в землях, нынче называемых Норвегией. Она – дочь севера, унаследовавшая от своей родины стойкость и выдержку, но никак не холод. Мэй была хорошей во всех смыслах девушкой, помогающей бедным, скорбящей обездоленным, являющей из себя образчик добродетели и скромности. Она была до отвратительного правильной и праведной, так что скулы сводило, будто место Мэйеллы было не на балах, приемах и охоте подле барона-отца и выводка сестер, а на молебельной скамье в монастыре среди послушниц. Мэй действительно верила в Бога, страстно и самоотверженно, но в годах потеряла свою самозабвенную набожность; сейчас она и рада была бы безоговорочно верить во Всевышнего, да не может. Не может простить ему былых обид. За что Бог покарал ее, когда ей было лишь двадцать, как она могла так согрешить, что Бог наказал ее таким жестоким образом?
Ей пророчили яркое будущее, она должна была выйти за одного из сыновей виконта, с которым составила бы блестящую партию. Самое удивительное было то, что кроме правильного расчета, была и любовь, нежная и трогательная, какой только может быть первая влюбленность, вспыхнувшая между двумя молодыми людьми. Жених Сольберг был богат, родовит, молод и хорош собою, а кроме того был без ума от своей невесты. Мэйелле завидовали, на нее бросали косые взгляды, не понимая, чем девушка заслужила таких подарков судьбы. И эта зависть сыграла с ней злую шутку. Спустя какое-то время после объявления о помолвке одна из соперниц вылила ей в лицо какого-то едкого зелья, полученного от какого-нибудь алхимика или шарлатана. Скорее всего, это была кислота, которая изуродовала Мэй. Ее лицо было обезображено, буквально вывернуто наизнанку, все в страшных ожогах, она ослепла, ей даже дышать было трудно. Конечно, ни о какой помолвке больше не могло быть речи, когда невеста была изуродована и не могла показаться на люди. Конечно, злоумышленников нашли и наказали, шарлатана вздернули, злую соперницу объявили ведьмой и бросили в темницу, но все это не могло вернуть совсем молодой девушке ее красоты, здоровья и любви. Она стала изгоем, которого все сторонились, на которого не смотрели и даже не вспоминали.
Не Бог Мэйеллы спас ее тогда, а Лоранд Корвинус. Он обратил ее и воскресил из забвения ее красоту и саму жизнь. Сольберг не захотела возвращаться к прошлому, к своим честолюбивым мечтам, канувшим в лету. Она стала Корвинусу хорошим собеседником и верным советником, однако спустя века она впала в немилость Лоранда. Когда война между ним и его братом была закончена, Лоранд будто молчаливо обвинял Мэй, что та осталась жива, а не погибла, как многие ее соклановцы, борясь за своего Создателя. Она никогда не шла на глупый риск и не пошла в ту пору, решив, что от нее живой Корвинусу будет больше проку, однако она ошиблась. Лоранд не изгонял Мэй, но отвернулся от нее и она вновь стала изгоем. Она жила в тени почти два века, пока не заработала прощение Отца, когда приволокла к ногам Лоранда несколько отступников, пошедших за Анной Фрост во время злополучной битвы, стоявшей ей расположения Лоранда, вампиров, что отвернулись от Корвинуса и пытались склонить на свою сторону некоторых его детей. Мэй нашла предателей и разоблачила заговор, вернув себе место подле Лоранда, который с тех пор всегда был рад ей и обращался к ней за советом, но Сольберг продолжала держаться особняком. Теперь это был ее собственный выбор и впервые она добровольно выбрала одиночество, а не была сослана в его тюрьму в наказание.
Мэйелла всегда была молчаливой, спокойной и уравновешенной, но никогда не позиционировала себя как серую мышку, привыкшую быть в тени на вторых ролях. Из нее хороший стратег и еще лучший оратор, никогда не гонящийся за необдуманной импульсивностью в словах. Мэй умеет говорить то, что нужно, и то, что люди хотят услышать именно в данный момент времени, что окажет на них влияние и поможет ей достучаться до них. В людях она больше всего ценит людей; даже в вампирах – их человечность и понятие чести и доблести, казалось бы утратившие свой вес в веках. Она любит делать долговременные вложения в отношения; нужно сначала дать что-то первой и довериться, чтобы начали доверять тебе в ответ.
Сольберг готова жертвовать малым, ради достижения большего, даже собственной гордостью, тщеславием и мечтами, жизнь научила ее этому суровыми уроками, которые она выучила. Она всегда смотрит только вперед и ни о чем не жалеет, за исключением того, что ее не было рядом с Лорандом в роковой момент. Ее первое впечатление о Ньюпорте было связано со снегом и Рождеством, ведь именно в канун праздника Мэйелла прибыла в город, где был убит ее Отец, когда дела в клане вновь стали особенно напряженными и шаткими.
Возможно, теперь, когда главы клана сменяются как перчатки, именно такой человек как Мэй сможет повести свою семью в новое время по новому пути, переняв лучшее из политики и философии Лоранда. Она не похожа на него, но он всегда высоко ценил ее слово.

Marina «Bloody Mary» Ordon | Марина «Кровавая Мэри» Ордон - [Action #5.2 "Can you paint with all the colors of the wind?"]

описание;

Marina «Bloody Mary» Ordon | Марина «Кровавая Мэри»* Ордон
http://s4.uploads.ru/Zv76I.png
Marion Cotillard
Возраст: 610 | 27
Клан: Отступники
Обращен(а): Виктор Корвинус
- - - - - - -
Она родилась во времена начала охоты на ведьм, когда любое отклонение от установленных рамок и общепринятых постулатов бросало тень сомнения на добропорядочность семейства, ставя в опасность его дальнейшее благополучие. Все доносили друг на друга и все боялись, а те, кто смел не испытывать страха, платили высокую цену за свой спокойный сон ночью. Особенно, если твоя совесть нечиста, как была нечиста совесть и Марины Ордон.
В «своё» время Мари вместе с мужем держала постоялый двор на пути из Манчестера в Лондон и бизнес приносил неплохой доход, в основном благодаря деловой жилке Ордон и тому, что придорожная гостиница имела свою подпольную подложку. Была ли Мари счастлива в браке? Пожалуй, у нее просто не было времени думать об этом, ведь миссис Ордон то и дело крутилась среди воров и мошенников, покрывая их от праведной руки закона и создавая иллюзию благопристойной хозяйки и верной жены, периодически допускавшей к своему телу руки не только своего супруга. На все измены, подпольные делишки и курирование Мариной подпольных махинаций господин Ордон был готов покорно закрывать глаза, пока их карманы были полны золота. И пока в книге регистрации постояльцев он не вывел забористым почерком имя «Виктор Корвинус».
Вику сразу приглянулась хозяйка постоялого двора, подсобившая ему в одном дельце, за которое и Корвинуса, и Мари именем Короля легко могли бы вздернуть на плахе. Позже Виктор предложил англичанке провести с ним ночь, а за это он будет ее вечным должником; сомнения одолевали Ордон недолго.
Казалось бы, на этом пересечение прямых Мари и Корвинуса заканчивается, однако именно после отъезда Вика муж Ордон почему-то решил поиграть в ревнивого супруга, будто в его голову извне насильно вложили определённые установки. Громкие ссоры, продолжающиеся измены, молва о грязных делишках и нечестной клиентуре Марины, несколько выкидышей подряд и, вот, имя Ордон уже числится одним из первых среди толстой стопки надуманных и клевещенских доносов, когда святая инквизиция начала свою охоту. «Ведьма! Ведьма! Ведьма!» - крики соседей и удары ее палачей сыпались на Мари со всех сторон, пока ее муж прятал лицо в тени, безропотно отрекаясь от нее. И когда надежды на спасение уже не было, и священный огонь уже был готов очистить тело Марины от влияния нечистого, тогда Виктор решил вернуть свой долг женщине, сделав ей бесценный подарок.
Долгое время Ордон была одной из лучших и любимейших в клане Виктора, который культивировал в душе женщине любовь к насилию, старательно взращивал в ней жестокость, поощрял ее кровожадность, за что со временем ее и наградили прозвищем «Кровавая Мэри», согласно одной из английских легенд и забавной параллели с прошлым вампирши. Правда, даже сейчас слава Кровавой Мэри не дает покоя многим в клане живого Корвинуса.
Марина является старейшим вампиром клана Отступников, однако никогда не посягала на авторитет Анны Фрост и ее признание на посту главы их большой семьи, ведь именно Анна была первой, кто сумел отречься от своего Создателя и бороться за свою свободу и жизнь. Кровавая Мэри же лишь последовала ее примеру после того, как Виктор отнял ее семью, желая преподать ей урок. После разрухи Первой Мировой судьба свела Марину с видавшем виды полковником, овдовевшим во время эпидемии испанки и оставшегося на руках с двумя малолетними детьми, которым со временем Мари заменила мать.
Когда Виктор прознал о новом образе жизни своей Кровавой Мэри, то лишь смеялся, гася огонь домашнего очага кровью мужа, девятилетней Клары и пятилетнего Гарри. Для Ордон, за эти годы изменившейся и будучи наконец-то счастливой в браке с полковником и своими приемными детьми, это послужило достаточно веской причиной, чтобы нарушить обет верности своему Создателю.
Долгие годы Марина провела в тени, однако сейчас, после побега Анны Фрост из Ньюпорта и все накаляющейся обстановке, она вынуждена взять ситуацию в свои руки. По мнению женщины, цель оправдывает средства, а Ордон хоть и знает, что такое глубоко чувствовать и переживать, но при этом умеет быть сдержанной в проявлении чувств и умеет заглушать голос совести.
Она как никто знает, на что способен Виктор, но знаете ли Вы, на что может быть способна Кровавая Мэри?
* - свое прозвище ‘Кровавая Мэри’ Ордон получила за свою необычайную кровожадность, которую в ней так поощрял Виктор ещё в те времена, когда она была верна своему Создателю. Даже века спустя Ордон не сумела отделаться от своей клички, которой одновременно и стыдится, и в тайне гордится.
NB! Персонаж Марины ратует за открытое выступление и объявление войны Виктору Корвинусу, подбивая к этому решению и клан Лоранда, который в недалеком прошлом заключил мирный договор с Анной Фрост. Однако Мари настроена куда более решительно, чем Анна, и считает, что если клан Лоранда не с ними, то он определенно против Отступников. В недавнем прошлом, благодаря действиям Марины, Отступники разделились на два лагеря: одни поддерживают Кровавую Мэри, другие ушли вслед за Беатриче Арженто, отвернувшись от Ордон. За подробностями просьба обратиться к АМС после принятия.

+ Персонажи (вампиры-Отступники) из пятой акции.

0


Вы здесь » The Damned Souls » Партнерство » Omerta: beyond the pale.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC